вторник, 28 июня 2011 г.

Предполуденный и полуденный циклы Стругацких

После двух томов романов Саймака я решил немного отдохнуть от него и пока не пытаться читать его рассказы, а занялся томами Стругацких, которых в прошлом году у меня не было.

Недоставало мне трёх томов из серии "Отцы основатели. Русское пространство":

1. Страна багровых туч



2. Обитаемый остров



3. Понедельник начинается в субботу



С ними есть одна небольшая проблема. Эти тома были подготовлены и изданы издательством "Эксмо". В дальнейшем все права на издание Стругацких были выкуплены издательством АСТ, так что переизданий недостающих томов мне ждать не приходится - "Эксмо" просто не имеет права это сделать.

Поэтому я принялся искать тома, которые могли бы заменить недостающие. Желательно, чтобы они имели такой-же состав произведений, формат, плотность бумаги и количество страниц.

Первоначально, на замену первому недостающему тому я нашёл книгу Страна багровых туч. Путь на Амальтею. Стажеры от издательства АСТ.



На замену второму из отсутствующих томов я купил книгу Максим Каммерер. Трилогия от издательства АСТ.



Состав обеих книг идентичен недостающим томам, за исключением комментариев В. Курильского. В этих книгах их нет. Затем я всё-же нашёл тома "Страна багровых туч" и "Понедельник начинается в субботу" у одного из пользователей fantlab.ru, который хотел их продать. Я купил их у него и теперь у меня есть почти полное собрание сочинений Стругацких. Меня ещё не покидает надежда выкупить недостающий том "Обитаемый остров" у какого-нибудь букиниста или пользователя fantlab.ru.

Итак, для того, чтобы отдохнуть от Саймака, я принялся читать Стругацких. Я прочитал том "Страна багровых туч" и книгу "Максим Каммерер. Трилогия". Вторую я осилил за 5 дней, так как был в это время на больничном. По прочтении этих двух книг я фактически прочитал все повести, входящие в "Предполуденный цикл" и цикл "Мир Полудня". К слову, оба этих цикла входят в объединяющий их цикл "История будущего", в "Предполуденном цикле" некоторые люди выделяют условный "Жилинский цикл", а в цикле "Мир Полудня" выделяют ещё условный цикл "Трилогия о Максиме Каммерере".

Сейчас я хочу себе на память отметить самые лучшие, на мой взгляд, повести из этих циклов.

В "Предполуденном цикле" я выделяю самые сильнейшие, на мой взгляд, вещи из всего творчества братьев:

"Стажёры" - близкое будущее, в котором человечество занимается освоением ближнего космоса - планет, спутников и астероидов Солнечной системы.

"Хищные вещи века" - антиутопия (хотя многим она может показаться и утопией), в которой расцвело пышными красками общество потребления.

Обе эти вещи прекрасно дополняют друг друга. Их действие происходит примерно в одно и то же время, разница составляет не более десятка лет. Одна показывает то, к чему нужно стремиться, другая - то, чего нужно стараться избегать.

Ещё можно отметить немного слабоватую, но первую крупную повесть авторов - "Страна багровых туч".

К "Полуденному циклу" у меня довольно скептическое отношение.

Главная причина этого заключается в том, что основной темой цикла является тема прогрессорства. Люди будущего постоянно обнаруживают в космосе планеты, населённые людьми. Прогрессоры стараются уберечь население этих молодых планет от социальных ошибок общества Земли - инквизиции, фашизма и т.п. Поскольку во всём идентичные нам люди не могут появиться на других планетах (их можно туда только подкинуть), то и истории все эти кажутся невероятными. Подчас на этих планетах даже удивительно точно воспроизводятся привычные нам элементы земной культуры - там бывают гитары, чай, автоматы, танки, мушкетёры и т.п. Кстати, некоторые читатели высказывают предположения, что людей на все эти планеты заселили Странники - таинственная цивилизация, на порядки превосходящая цивилизацию землян. Она неоднократно упоминается в повестях цикла, в целом оставаясь большой загадкой.

Вторая причина, обобщающая в общем-то первую претензию, заключается в том, что братьев Стругацких часто вообще не особо волнует достоверность, они не заморачиваются объяснениями, а пишут то, что им хочется. Отсюда появляются левитация в "Парне из преисподней" и в "Малыше", всякие психические излучатели в "Обитаемом острове", чтение мыслей в повести "Волны гасят ветер", чудесное оживание Максима Каммерера в "Обитаемом острове", когда он выводит две пули из своей печени, одну из сердца и одну из позвоночника.

Единственной выходящей из этого строя повестью является "Далёкая радуга", в которой явных огрехов не видно. Ну и может быть сюда ещё можно причислить "Полдень, XXII век".

Если подходить к оценке цикла с учётом критериев реалистичности и достоверности, то в сухом остатке лично я для себя готов выделить только "Далёкую радугу", в которой никакого прогрессорства нет и о нём даже нет упоминаний.

Если же не обращать внимание на эти критерии, то я бы отметил также следующие повести:

"Обитаемый остров" - прекрасный приключенческий и даже боевой сюжет. После прочтения остаётся ещё масса никак не освещённых в повести вопросов, так что хватило бы даже ещё на одну такую повесть.

"Малыш" - история космического маугли, родители которого разбились на космическом корабле. Их сына местная не контактирующая ни с кем цивилизация то ли вихрей, то ли больших усов, адаптировала малыша для жизни в местных очень холодных условиях, но никак его не воспитывала.

"Жук в муравейнике" - повесть о подкидышах. На далёкой планете был обнаружен инкубатор с 13 человеческими зародышами. Датировка показала, что инкубатору не менее 50 тысяч лет. Всех тринадцать земляне под разными легендами поселили на Земле и заключили под наблюдение. Суть повести заключается во взгляде на проблему прогрессорства с обратной стороны. Мне кажется, что здесь эта тема раскрыта даже лучше, чем в повести "Волны гасят ветер". Всё в "Жуке в муравейнике" было бы нормально, если бы не упоминание прогрессорской деятельности, которая на сюжет в принципе не влияет, хотя и приводит к попытке моральной оценки этой деятельности.

"Парень из преисподней" - о спасённом с планеты Гиганда молодом солдате Гаге, которого привезли на Землю. Очень любопытное описание будущего Земли, да и сам Гаг - очень неоднозначная личность, которая вызывает попеременно то симпатию, то отвращение, то жалость. Чем-то необъяснимым он к себе притягивает, наверное тем, что Гаг - это практически наш современник, которого задурачили пропагандой.

"Трудно быть богом" оставлю за скобками, потому что личность Руматы Эсторского, земного наблюдателя института экспериментальной истории, будущего прообраза прогрессоров, весьма отталкивающая. Он постоянно горюет о собственном бессилии, хотя это бессилие проистекает из его лени, несерьёзной настроенности на работу. А пришёл он на Арканар для того, чтобы потешить своё самолюбие, покрасоваться собственной силой, почувствовать страх и злобу окружающих по отношению к себе-любимому.

Итак, в сухом остатке - "Стажёры", "Хищные вещи века", "Далёкая радуга". Большинство поклонников Стругацких, правда, любят их далеко не за эти вещи.

2 комментария:

  1. Автор упустил целый рад произведений в обоих циклах.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Каких произведений? Цели перечислить все не было, я написал только о наиболее запомнившихся. Так-то я прочитал все 10 томов Стругацких из серии "Отцы-основатели" (которые в коричневой обложке).

      Удалить