воскресенье, 21 октября 2018 г.

Михаил Попов. Диалектика - ключ к истине



В прошлом я негативно отзывался о диалектике, считая её жульничеством и болтологией, которую невозможно применять практически. После просмотра видеороликов с лекциями Попова я поменял своё мнение. Для того, чтобы переубедить меня, нужно было не много: позиционировать диалектику не как философию, а как науку о логике языка. Схожие чувства у меня возникли при ознакомлении с ТРИЗ - теорией решения изобретательских задач. Теория построена на поиске технического противоречия - формулировке задачи и его устранении, которое и представляет собой решение. Теория довольно мутная, освоить её может только человек, постоянно практикующийся в решении изобретательских задач. Не специалисту просто прочитать книжку и научиться чему-то будет практически невозможно. Та же самая история и с диалектикой - она не предсказывает решений, она лишь помогает обнаружить противоречие и понять, каким образом это противоречие может развиваться.

Поскольку книга Гегеля "Наука логики" даже заочно кажется мне запредельно сложной, я подумал что не стоит даже соваться в это дело без какой-либо базовой подготовки. В качестве такой подготовки я решил воспользоваться книгой "Диалектика - ключ к истине". Однако, взяв книгу в руки, я понял, что это просто расшифровка бесед, выложенных на youtube. Я был разочарован, поскольку всегда считал, что книги пишутся целенаправленно людьми, которые хорошо разбираются в теме и хотят структурировать своё знание и поделиться им с окружающими. Написать книгу - дело весьма не простое, потому что нужно и сформировать целостную структуру и подобрать верные слова, которые будут поняты как можно большим количеством читателей и будут при этом поняты максимально точно.

Тем не менее, я решил почитать книгу. Стоит отметить, что Михаил Васильевич Попов обладает весьма специфической манерой речи. Говорит он много, быстро и с внезапными отступлениями. При чтении усваивается больше, т.к. есть возможность вернуться к непонятому, а специфическая манера речи становится более обезличенной. Кроме того, читая книги я привык искать в них структуру, поэтому не удивительно что в процессе чтения я нашёл больше структуры в устной речи, чем при её прослушивании. Беседа идёт легко и непринуждённо, как будто два человека просто встретились поболтать о том о сём. При чтении во многих высказываниях удаётся увидеть больше глубины. В отличие от видео, есть возможность отложить книжку и подумать о прочитанном.

Например, на интересные мысли навёло объяснение понятия становления. Попов объясняет, что в процессе становления имеют место одновременно два противоположных процесса - переход из ничто в бытие и из бытия в ничто. Подобно тому, как взрослеющий человек одновременно крепнет и приближается к моменту смерти. То есть в процессе становления появляется новое и отмирает старое, но на теле нового формируется нечто более новое, для чего новое является старым. Применительно к коммунизму профессор говорит, что в процессе становления передовой класс рабочих боролся с реакционным классом капиталистов. Когда становление завершилось, класс капиталистов исчез полностью. Однако ещё до того, как класс капиталистов исчез, начал зарождаться новый класс, который должен был стать антагонистом рабочего класса. Попов говорит, что таким классом были интеллигенция и колхозники.

И тут мне стало интересно, почему же борьбу с рабочим классом стал вести не более прогрессивный класс, как это положено согласно историческому материализму, а реакционный класс? И по каким признаком реакционным классом Попов "назначил" колхозников и интеллигенцию, хотя на роль такового вполне мог сойти и рабочий класс? Во-первых, мне кажется, что Попов ошибся с реакционным классом. Возможно не колхозники и интеллигенция были этим реакционным классом, а новый класс - партийная номенклатура. Во-вторых, даже если он не ошибся и именно колхозники и интеллигенция были этим реакционным классом, то определить реакционность можно по его отношению к частной собственности. Реакционный класс будет стремиться к удовлетворению индивидуальных интересов, а не коллективных.

Однако, опять же если посмотреть с другой стороны: почему же преследование индивидуальных интересов - это непременно плохо? Ведь если в обществе удовлетворены объективные потребности каждого каждого индивида: потребность в жилье, образовании, рабочем месте, медицине, то индивидуальная награда за вклад в общее дело должна быть пропорциональна размеру этого вклада. И в преследовании индивидуальных интересов путём увеличения вклада в общее дело нет ничего криминального.

Возможно, такие реакционные движения наступили по одной простой причине: коммунизм таки не вступил на стадию полного становления, т.к. не были отменены деньги. Единственный способ увеличить индивидуальную награду было получение большего количества денег. А деньги - это такая штука, которая может быть получена не только увеличением общего благосостояния, но у уменьшением чужого индивидуального. Если деньги проще всего заполучить кражей и сбытом краденного, то именно к этому и будут стремиться те, кто преследует индивидуальные интересы.

Мне известен только один человек, который хотя бы просто думал об отмене денег в СССР - это Виктор Михайлович Глушков, автор ОГАС - общегосударственной автоматизированной системой учёта и обработки информации. Он вполне терпимо отнёсся к тому, что Келдыш решил отложить идею внедрения безналичных денег, хотя и планировал в дальнейшем безналичные деньги превратить в нечто противоположное сущности денег - ликвидировать их накопительную функцию. Согласно идеям Маркса, деньги в нынешнем виде, должны быть отменены. То, что придёт им на смену - трудовые квитанции - должно рождаться в процессе труда и уничтожаться в результате потребления. Глушков имел это в виду в отдалённой перспективе и для начала хотел создать материальную базу для будущих преобразований. Пусть безналичные деньги пока не будут внедряться, пусть пока будет только сеть вычислительных центров, используемых для планирования хозяйственной деятельности. Когда это будет реализовано, то для внедрения безналичных денег ничего особенного делать уже будет не нужно - только использовать существующую систему для безналичных расчётов. А дальше можно будет плавно корректировать правила безналичных расчётов так, чтобы превратить деньги в трудовые квитанции Маркса или, скажем, в "Свободные деньги" Гезелля.

У Михаила Попова есть своё мнение на этот счёт - по его мнению коммунизм потерпел поражение, поскольку находился на ранней стадии - стадии социализма, которая имеет родовые пятна капиталистической экономики. А именно - на стадии социализма, на которой ещё не стёрты различия между городом и деревней, не стёрты различия между людьми умственного и физического труда, не ликвидирована товарность. Особо коварен последний фактор. Если рабочий получает зарплату и покупает на неё товары, произведённые на заводе, на котором он работает, то это значит, что завод этот является капиталистическим, хотя и принадлежит государству. Налицо имеется госкапитализм, при котором на заводах производятся товары, сама рабочая сила тоже является товаром. Если прибавочная стоимость присвоить и распределить не в интересах общества, то получатели этой прибавочной стоимости и будут новыми капиталистами, которые используют общественную собственность в собственных интересах. По мнению профессора, нужно было ликвидировать товарность.

Возможно это действительно так, но вот как избавиться от товарности и что отличает товар от не товара - не совсем понятно. Возможно, товар, в отличие от не-товара, можно перепродать, а с не-товаром этого сделать нельзя. Возможно за товар можно получить деньги, и именно то, что деньги не потеряли накопительную функцию и были по-прежнему обезличенными и не имеющими истории происхождения, и позволяло копить деньги общественно-вредными способами. При безналичной системе расчётов любой переход денег от одного владельца к другому был бы как минимум легко обнаружим, а то и вовсе - запрещён. Остаются возможности проворачивать различные махинации без участия денег - по бартерной схеме, но операции подобного рода были бы ещё заметнее. Нет наличных денег - значит не получится незаметно от государства продать подпольному ювелиру золото, украденное с прииска. Возникнут вопросы - вот этот ювелир, работающий на государство, и должный получать деньги лишь от него и тратить их в только государственных же магазинах, почему-то получает деньги от других граждан и отдаёт их третьим гражданам. Сразу видна вся цепочка незаконного оборота предметов, как товаров. Если же проявлять осторожность и не пользоваться при расчётах безналичными деньгами, то будет трудно купить на краденное золото картошки или кирпичей - нужно будет искать тех, кто сможет точно так же выкрасть с государственного предприятия часть картошки или кирпичей, и кому при этом нужно золото. При этом, в случае с золотом, желающих его приобрести найти сравнительно просто - кто-то захочет отложить на "чёрный день", кто-то обратится к знакомому ювелиру, чтобы сделать серьги или кольца... А вот нелегальный обмен картошки на кирпичи вообще затруднителен, т.к. никому не нужна картошка, которую не сможешь съесть всю сам, а построить что-то из кирпичей неизвестного происхождения и вовсе будет как-то нелепо - уж слишком это будет сильно заметно.

Возвращаясь к родовым пятнам социализма: ликвидировать различия между людьми умственного и физического труда можно было сокращением рабочего дня, чтобы люди физического труда имели возможность свободное от работы время посвящать каким-либо другим занятиям - занятиям музыкой или изучению философии и т.п. Ликвидировать различия между городом и деревней можно было преобразованием деревень в посёлки городского типа, с асфальтовыми улицами, кинотеатрами, больницами и т.п. Опять же - сокращение рабочего дня позволяло бы людям из сельской и городской местности чаще проводить свободное время в соседних населённых пунктах. Уже давно замечено, что деревенские жители ездят отдыхать в город - на дискотеки, в кинотеатры и т.д., а городские жители охотно едут отдыхать в загородные дома. Если примерять современные реалии, то Интернет заметно увеличил возможности людей по общению, самообразованию, культурному росту. Если раньше для сельского жителя лекции профессоров ведущих ВУЗов страны были практически недоступны, то теперь это стало настолько заурядной возможностью, что большинство людей даже и не вспоминает об этом, а тратит время на просмотр гораздо более бесполезных видеороликов.

Толковый словарик начинающего демагога диалектика

Диалектика, в той части, которую мне удалось понять, построена на противоположностях, их единстве и их взаимном переходе друг в друга.

Бытие - то, что существует.

Ничто - отсутствие существования.

Бытие и ничто не могут существовать по отдельности. Не может быть 100% бытия, т.к. понять то, что нечто существует, можно лишь тогда, когда есть пустота. Не может быть и 100% пустоты, потому что не увидев нечто, нельзя и понять что есть пустота. Таким образом, бытие и ничто - это две противоположности, которые не могут существовать в отрыве друг от друга.

Добавим движения. Бытие превращается в ничто, а ничто - в бытие. Когда на месте пустоты появляется нечто - это называется становлением. То есть:

Становление, возникновение - превращение ничто в бытие.

Противоположный процесс называется прехождением. В том смысле, в котором это слово употребляется во фразе "всё в мире преходящее". Преходящее - значит смертное, исчезающее, конечное. Таким образом:

Прехождение, исчезновение - превращение бытия в ничто.

Становление и прехождение - две противоположности, каждая из которых по отдельности тоже не существует. Становление не может происходить без прехождения, потому что в процессе становления исчезает противоположность. В процессе взросления исчезает молодость, в процессе смерти исчезает жизнь, в процессе обучения исчезает невежество и т.д.


Единство не бывает простым, поскольку в единстве должно быть как минимум две простых составляющих. Значит единство должно быть сложено из простых, а стало быть единство - сложное.