воскресенье, 27 февраля 2011 г.

Отжиг мракобеса

Прочитал вот это: Может ли христианин читать фантастическую литературу? Пока читал, просто лопался от смеха. Кладезь откровений просто поражает!

Например:
Девушки стараются себя вести, например, как Анжелика из французского сериала. Это для них пример, образец и так далее. Но ведь дело не в том, что она вела себя не вполне по правилам добродетели, а в том, что ее вообще не было; это фантом, а гнаться за фантомом - дело заведомо проигрышное.

Это погружение в мир литературы, в мир фантомов, никому не полезно - независимо от того, чего человек хочет и чего не хочет. Это - уход от реальных дел в мир иллюзий.

Уж кто бы говорил: вера в бога разве не считается попыткой уйти от реальности в мир иллюзий? Да и кто воспринимает персонажа из первого попавшегося романа в качестве образца для подражания? Не тот ли, кто привык верить не подвергая критическому осмыслению?

А как вообще возможно для христианского сознания заниматься фантастикой, в смысле ее писать? Это же мечтание. И какая может быть фантастика в мире, определенном тем, что он Богом создан, Богом одобрен (это хорошо, - приговаривал Творец во дни творения), Богом управляется и устремлен к Богу?

Получается, что настоящий христианин вообще не должен читать ничего, окромя документов, потому что вся литература - выдумка. Библия, несомненно, литературой не является, а является документом.

Вообще XIX век человечество прожило в некотором угаре, с одной стороны - вооруженной борьбы за социальную справедливость (это только сейчас, после кровавых проб и роковых ошибок, некоторые стали постепенно догадываться, что это дело ни к чему хорошему не ведет), а во-вторых - твердой уверенности, что наука все развивает, все превозмогает, все скорби человеческие снимает, что существует научно-технический прогресс и этот прогресс ведет людей к какому-то необозримому счастью.

Давайте так, дорогие мои, если у вас что-то заболит, немедленно бегите в церковь, а в больницы и носа не суйте. И потом посмотрим, чью сторону примет механизм естественного отбора и кто на самом деле прав. Раз вы так скептически настроены по отношению к науке, не пользуйтесь её плодами - вам бог поможет.

Но уже более полувека назад один очень грустный человек, юморист Илья Ильф, заметил, что в фантастических романах самбе главное было изобретение радио, при нем ожидалось всеобщее счастье человечества. Радио уже давным-давно есть, а счастья все еще нет.

Известный юморист изрёк известную шутку. Или может быть шутка должна восприниматься как серьёзное заявление? Ильф, как и большинство здравомыслящих людей, не возлагают надежд на науку в деле достижения счастья. Радио - это один из инструментов, который может сделать как счастливее, так и несчастнее, в зависимости от того, в чьих руках оно находится. Пользуйтесь инструментом для достижения счастья, или не пользуйтесь, если он от счастья вас только отдаляет.

Однако вернемся к антиутопиям. Все антиутопии сближает именно то, что авторы игнорируют. Промысел Божий, не хотят (или не могут?) увидеть; что Господь управляет миром и не попустит ни свершения тех ужасов, которые они как бы предсказывают, исходя из современной ситуации, ни тем более исправления этой ситуации предлагаемыми ими способами.

И тем не менее, когда люди нарушили порядки, заведённые в Эдеме, господь больше не захотел заниматься каким-то там промыслом, направленным на недопущение ужасов. Ужасы постоянно появляются, как грибы после дождя. И если надеяться на промысел божий и ждать, что всё само наладится, то этак жизнь ещё хуже будет. Своё будущее делают люди. Антиутопии предостерегают людей от того, чтобы они не направились не в том направлении. Второе название жанра антиутопии - это роман-предостережение. Замените слово "антиутопия" на "роман-предостережение" и кое-что станет понятнее.

Оруэлла каждое помещение прослушивается и просматривается. А вот у Стругацких в их светлом коммунистическом будущем прозрачны помещения интерната, где воспитываются светлые коммунистические дети, и считается, что это хорошо и правильно!

У Оруэлла прослушивается спецслужбами, причём сами спецслужбы непрозрачны. А у Стругацких всё прозрачно не только для начальства, но и для всех. В первом случае некоторые, выражаясь словами Оруэлла "равнее". Надеюсь дальше пояснять не стоит?

О "Далёкой Радуге" Стругацких:
Так, при срочной эвакуации (только дети, для других места нет) выясняется, что жена большого начальника имеет право лететь вместе со своим сыночком, который не интернатский, и без мамы ему будет плохо. Тем самым на гибель обрекается несколько детей (дама увесистая), но благородные герои признают, что у этой дамы право на это присутствует.

Не было там такого. Дама осталась на планете, а на орбиту отправились дети и двое взрослых, один из которых следил за технической стороной полёта, а второй следил за детьми.

О "Пикнике на обочине" Стругацких:
Опять-таки жаль, что когда герой окончательно ожесточается (а за ним кое-что уже числится - он отдал страшное средство разрушения явно кому-то не тому) и направляется к источнику счастья, которому нужно приносить человеческие жертвы, а в качестве таковой берет с собой, как он считает, бездумнейшего балбеса-плейбоя, тот перед смертью желает СЧАСТЬЯ ДЛЯ ВСЕХ, И ПУСТЬ НИКТО НЕ УЙДЕТ ОБИЖЕННЫМ! Согласно условиям "игры", желание исполнено не будет, герой остается в полном нравственном параличе.

Согласно условиям игры, исполняется только искреннее желание. Герой озвучил не своё желание, а чужое. При этом убив мальчика-балбеса он фактически цинично признал, что озвученное желание было не искренним.

Я вот думаю, не идеологическая ли это диверсия? Вдруг Марина Журинская, автор текста, просто цинично стебалась над христианами? Или она и правда писала искренне? В таком случае, OMG. Да, он самый.

Комментариев нет:

Отправить комментарий